?

Log in

No account? Create an account
Swina's coat of arms

swinow

Меч Свентовита сверкнул над головой норманиста, и та упала на пыльные книжки...

Previous Entry Share Next Entry
Курган рюгенского ювелира под Смоленском. (обещанный пост от nap1000)
Swina's coat of arms
swinow
Оригинал взят у nap1000 в Курган рюгенского ювелира под Смоленском.

Не так давно уважаемый френд swinow прислал мне крайне интересную информацию. Перечитывая археологическое исследование о раскопках одного любопытного кургана под Смоленском, он с удивлением обнаружил,  что захоронения это очень и очень напоминает погребальные обычаи, распространённые на острове Рюген в 8-12вв.

Исследователи давно уже обратили внимание на связь балтийских славян и, в частности, населения острова Рюген, с северо-западной Русью. Собрано множество свидетельств о тождестве летописных варягов-руси и рутенов-руян с острова Рюген, основанных по большей части на письменные исторчники. Археология же в качестве аргументов в пользу «антинорманисткой» теории приводиться значительно реже. Связано это в первую очередь с тем, что немногочисленные исследования по археологии Рюгена и других балтийско-славянских территорий не переведены на русский и обычно не доступны русским историкам. В следствии этого паралели памятникам материальной культуры северо-западной Руси обычно ищут в Скандинавских странах, а не на юге Балтики. А между тем, культура балтийских славян выявляет намного больше сходства с культурой Руси, чем культура скандинавов. Одним из таких примеров является, по нашему мнению, и погребальный обычай, что можно чётко увидеть сравнив курган под Смоленском с курганами в Ральсвике на острове Рюген.

С оригинальным текстом статьи о раскопках кургана из Лопино под Смоленском можно ознакомиться тут. Здесь же я приведу лишь некоторые цитаты, касающиеся непосредственно устройства и оснащения кургана:

«До начала раскопок курган имел высоту около 3, 5 м, диаметр около 17 м. Ровик вокруг него визуально не прослеживается. Насыпь сооружена из песка, местами прокрашенного гумусом, под ее основанием также залегает песок 4...

...На середине высоты насыпи (на глубине более 1, 5 м, но менее 2 м от вершины), в самом ее центре выявлена прослойка "желтой глины" (суглинка?), на которой находилась груда камней. Четыре самых крупных из них, видимо, были уложены по кругу (рис. 2, 2).



Вблизи камней найдены обломки керамики. В. И
. Сизов интерпретировал скопление камней, керамику и нежженные кости животных из насыпи как части единого ритуального комплекса, связанного с совершением тризны [
Императорский Российский Исторический музей, 1893. С. 112]. Однако внимательное изучение полевого дневника 1881 г. позволяет прийти к выводу, что, во-первых, многие (если не все) находки костей ни топографически, ни стратиграфически не связаны с упомянутой каменной конструкцией, и, во-вторых, обнаружение рядом с камнями керамики могло быть случайным, поскольку мелкие черепки попадались в насыпи повсеместно и, как отмечалось выше, скорее всего не имеют отношения к погребальному комплексу. Представляется более вероятным, что каменно-глиняная конструкция в центре насыпи служила для укрепления основания столба, возвышавшегося когда-то над вершиной кургана. Аналогичные конструкции того же назначения неоднократно фиксировались в новгородских сопках [Конецкий, 1993. С. 9]. Погребение было совершено по обряду трупосожжения на месте, на глубине около 3 м от вершины кургана, т. е. на уровне дневной поверхности или на небольшой песчаной подсыпке высотой не более полуметра 5. На поверхность кострища, содержавшего остатки трупосожжения, был помещен большой "обколотый" камень. Возле камня, к югу от центра кургана находился разбитый горшок, который, судя по концентрации вокруг него кальцинированных костей, служил погребальной урной 6. Под горшком лежали нежженные кости жертвенных животных или птиц...

Непосредственно в слое кострища были найдены следующие вещи: железный кубический замок (рис. 3, 11), железная бочковидная гирька с бронзовым покрытием (рис. 3, 13) весом около 39 г [Императорский Российский Исторический музей, 1893. С. 112], обломок бронзового браслета (тип неизвестен) (рис. 3, 12) 7, призматический сланцевый оселок с отверстием для подвешивания (рис. 3, 7), две плохо сохранившиеся железные пряжки (рис. 3, 3, 4), одна из которых подпрямоугольная, с вогнутыми боками, а также два сильно корродированных железных предмета. Один из них, очевидно, представляет собой зубило с обломанным лезвием (рис. 3, 6); скол на нем "свежий", получен скорее всего во время раскопок

Часть предметов, несомненно относящихся к погребальному комплексу, была вынесена в насыпь кургана, выше слоя кострища. Вещи находились на глубине 2—2, 5 м от вершины кургана, в юго-восточной части насыпи. Это — железные тиски (рис. 3, 8), глиняный тигель с обломанным устьем (рис. 3, 9), два железных наконечника стрел (рис. 3, 1, 2), битрапецоидное пряслице из розового шифера (рис. 3, 10), железный язычок от третьей по счету пряжки (рис. 3, 14) 8. Не сохранившаяся рамка пряжки, вероятно, была подпрямоугольной, ее длина составляла около 5 см. Кроме того, непосредственно над кострищем, на глубине не менее 2, 5 м были найдены две "каменные плитки", одна из которых, сохранившаяся в коллекции ГИМ, является обломком шлифованного тесла из опоки (рис. 3, 5). Все эти предметы, судя по рисунку из дневника В. И. Сизова, не составляли компактной группы, а были рассыпаны на значительном пространстве (рис. 2, 2).

В целом инвентарь из кургана 1 характерен для мужского погребения. Тем не менее присутствие в его составе браслета и пряслица указывает на вероятность парного трупосожжения (мужчина + женщина)...»

«...На основании изложенного время сооружения кургана 1 следует ограничить рамками X в., хотя начало этого столетия наименее вероятно...»

«Таким образом, погребальный инвентарь кургана 1 содержит определенный набор кузнечно-ювелирных инструментов (5+1? из 13+1? идентифицируемых предметов, не считая урны). Остальная часть инвентаря не очень выразительна и в целом типична для культуры древнерусского города XXI вв. В соответствии с критериями, предложенными для Скандинавии эпохи викингов Я. Петерсеном [Petersen, 1951. S. 113—114] и в дальнейшем скорректированными другими исследователями [Sjøvold, 1974. P. 111; Wallander, 1979. S. 48], мы относим этот комплекс к погребениям кузнецов-ювелиров. Однако если наборы инструментов из ряда скандинавских кладов и погребений, а также из ладожского клада несомненно принадлежали мастерам-универсалам, зачастую сочетавшим работу с черными и цветными металлами и обработку дерева [Blindheim, 1963. S. 62; Sjøvold, 1974. P. 307; Vierk, 1983. S. 19], то состав находок из кургана 1, по нашему мнению, свидетельствует о сравнительно узкой специализации их владельца. Вероятно, погребенный работал в основном с цветными металлами, т. е. был прежде всего ювелиром.»

«Несмотря на слабую социальную и этнокультурную выразительность инвентаря, курган 1 следует отнести к кругу элитарных погребений эпохи образования Древнерусского государства. На высокий социальный статус погребенного указывают как размеры кургана, так и некоторые специфические элементы погребального обряда. К ним в первую очередь относятся перенос части предметов с кострища в насыпь, имеющий определенные параллели в "больших курганах" Чернигова [Рыбаков, 1949. С. 24], и вероятная установка на кургане деревянного столба, подобного упомянутому у Ибн-Фадлана в описании похорон знатного руса [Ковалевский, 1956. С. 146]. Помимо уже отмеченных аналогий этому ритуалу, остатки мемориальных столбов были зафиксированы в кургане Л-13, содержавшем одно из самых богатых погребений "раннего Гнёздова" [Авдусин, 1952. С. 338—339], а также в двух курганах с погребениями воинов-скандинавов второй половины IX — первой половины X в. в Баллатире и Балладоуле (о. Мен) [Bersu, Wilson, 1966. P. 90]. К социально значимым признакам принадлежит и вероятная парность погребения в кургане 1. Тем не менее необходимо отметить, что признаки, присущие богатым погребениям, представлены в этом комплексе главным образом в несколько "размытом" виде.»

«По всей видимости, сооружение кургана 1 связано с деятельностью мобильных военно-торговых отрядов типа дружин, передвигавшихся по транзитным коммуникациям Восточной Европы. Похороненный в кургане ювелир мог находиться в составе одного из таких отрядов и умереть "в пути". Предложенную гипотезу подкрепляет как характер погребального комплекса, так и его археологический контекст.»

Более подробный анализ найденных в кургане вещей можно найти по уже указанной выше ссылке. Автор сравнивает их в основном с северо-русскими и скандинавскими находками, но нужно заметить, что весьма похожие по стилю вещи были распространены и на южном побережье Балтики, населённом балтийскими славянами.  Вот, например, идентичные осeлки, найденные в Гросс Радене, в Мекленбурге:

Тоже можно сказать и о весах и гирьках, как видно по этим примерам из Мекленбурга:

Мало чем отличались и пряслица балтийских славян:

На следующем изображении можно увидеть схожее со смоленским крепление (f) и ножницы ремесленника (m), сделанные по тому же принципу (согнутая железная пластина, осуществление зажима за счёт пружинящих свойств металла), что и щиппцы из Лопино. Стоит заметить также, что ближайшие параллели ручных щипцов из Лопино авторы исследования находят во Франции, северо-западе Руси и вагрийском Старигарде.

Разумеется, все эти примеры не могут служить доказательством этнического происхождения их владельца. И можно согласиться с автором исследования о «слабой социальной и этнокультойной выразительности инвентаря курагана». Подобные вещи были распространены в то время по всему побережью Балтийского моря, и едва ли могут говорить о национальности их владельца. Данными примерами я лишь хотел обратить внимание читателей на то, что распространены они были не только в северной Руси и Скандинавии, но и у балтийских славян. Намного интереснее и выразительнее в плане этнокультурной принадлежности является рассмотрение погребального обычая, по которому был захоронен смоленский ювелир.

Не так давно мною были переведены с немецкого результаты археологического исследования поля захоронений в крупном поселении торговцев и ремесленников в Ралсвике на Рюгене. Так как объём исследований слишком велик, для приведения его в данном анализе, я ограничюсь лишь кратким пересказом, желающие же могут ознакомиться с оригинальным текстом здесь, здесь и здесь. В данном случае нас интересуют курганы типа С, описанные в конце первой части.

Поселение Ральсвик на острове Рюген было крупным торговым центров, существовавщим в 8-12вв. Археологами были раскопано значительное ремесленное поселение с  причалами для кораблей, найдено 3 древнеславянские ладьи, языческий храм и большое поле захоронений. Последнее представляет особый интерес, так как является единственным известным большим полем захоронений на Рюгене. Исследовав около 340 могил археологи смогли выделить 4 различных типа захоронений, придя к выводу, что различия в погребальном обряде на Рюгене были обусловлены в первую очередь социальным статусом, а не этническим происхождением погребённого. И всёже, сколь бы ни было условно такое разделение, типы погребений А и В признаны «скандинавскими», так как имеют многочсленные аналоги в скандинавских странах, тип же С признан исконно славянским, так как встречается у большинства славянских племён и практически неизвестен скандинавам. Именно этот тип и обнаруживает сходства со смоленским погребением. Немецкими историками этот тип погребений определяется как «погребение на вершине кургана», что так же весьма условно, так как часто встречаются и парные захоронения – когда один покойник был захоронен в основании курагана, а второй на его вершине. На основании огромного археологического материала в Ральсвике, археологами был реконструирован и сам обряд похорон, происходивший примерно следующим образом:

Первым делом место для будующего кургана очищалось огнём, убирался гумусный слой (за редкими исключениеми), после чего, в некоторых случаях, в основание будующего кургана насыпался слой песка (вспомним слой песка в основании смоленского кургана).

Умершего кремировали обычно не на месте погребения, но остатки погребального костра переносили с места кремации в основание будующего холма (что вполне согласуется с остатками погребального костра в основании смоленского кургана). В более редких случаях (курган 1/7) куран насыпался на месте кремации.

В середину основания будующего кургана часто помещали межевые камни ( такие же камни в центре можно увидеть и на приведённом выше плане смоленского кургана).

Зачастую такие захоронения на вершинах были парными захоронениями мужчины и женщины или взрослого и ребёнка. Причём одно захоронение помещалось в основание кургана – это был либо кремационный прах в сосуде, либо трупоположение - другое же захоронение помещалось в сосуде на вершине холма, зачастую на каменной кладке. Примечательно, что в большинстве случаев вернее захоронение было крайне тяжело обнаружить ( в Ральсвике обнаружили лишь при повторном анализе), так как сосуд с прахом падал с вершины холма, будучи сбиваем дикими животными. Иногда можно было встретить осколки керамики разбившегося сосуда в канаве у подножия кургана. В случаях же, когда сосуд был сделан из органического материала, ни от него, ни от праха со временем не оставалось никаких следов.

Очевидно, что в лопинском кургане мы видим ту же картину: вложенные в курганн вещи позволяют предположить, что захоронение изначально было парным ( мужчина и женщина ). Один сосуд с прахом, так же как и в Ральсвике, был помещен рядом с камнями в середине основания кургана, тут же были оставлены некоторые подношения и обнаружены кости животных. В «славянском» типе погребений в Ральсвике так же оставляли мясные подношения в кургане ( иногда они сжигались вместе с трупом, иногда не имели следов горения).

Часть вложенных вещей в Ральсвике находилась не только в основании, но и в слоях кургана. Ту же картину мы видим в смоленском погребении – часть вещей находилась в слое НАД первым погребением в основании кургана. Тут же были обнаружены и камни, служившие по мнению исследователей смоленского кургана фундаментом для памятного столба, примеры таких столбов также приведены в статье. Однако, хочется отметить одну деталь.

Исследователями смоленского кургана было найдено лишь одно захоронение в основании, в то время, как по вложенным вещам можно предположить, что погребение изначально было парным. В тоже время в кургане найдена каменная кладка, вероятно служившая фундаментом, для возвышавшегося над курганом столба. Вот только столб этот мог быть не просто памятным, на нём мог находиться сосуд с вторым захоронением. Примеры подобных курганов с парными  захоронениями – одно в сосуде в основании кургана, другое на его поверхности – хорошо известны не только в Ральсвике на Рюгене, но и у балтийских славян вообще. Вот к примеру реконструкция различных типов курганов балтийских славян в Финстервальде.



Здесь так же можно увидеть подобные столбы, на которых были оставлены сосуды с подношениями и прахом. Более того, об обычае оставлять прах умершего в сосуде на столбе сообщает и Нестор летописец: «И аще кто умряше – творяху тризну над ним. И по семь сотворяху краду велику и возложаху на краду мертвеца и сожьжаху и посемь, собравше кости, вложаху в судину малу и поставляху на столпе на путях, еже творять вятичи и ныне»

Как уже было замечено выше, немецкие археологи отмечают, что подобные захоронения на вершинах крайне сложно доказать археологически. Понятно, что горшок не простоит на столбе тысячу лет, когда нибудь он упадёт, разобьётся и природа с течением времени не оставит ни от него, ни от столба никакого следа. Очевидно, так было и в случае со смоленским курганом, становится ясно, и почему в самом кургане было найдено одно ( вместо ожидаемых двух) погребений и для чего предназначался фундамент и столб.

В принципе, такая же картина наблюдается и у балтийских славян. Предположение о том, что сосуд стоял на вершине холма - это гипотеза учёных. В реальности же было найдено тоже самое, что и в Лопино - в верхнем слое курганов, близко в вершине находились камни. Остатки же керамики и кремационного праха как правило находились в канаве у подножия кургана. Остюда археологи делают вывод что камни в верхнем слое кургана были своеобразной "подставкой" - фундаментом под погребальный сосуд. Но не менее вероятно, что каменная кладка была фундаментом - держала деревянный столб, на котором находился сосуд с прахом. Мне такая интерпретация кажется более вероятной, ввиду исторических свидетельств о оставлении славянами праха в горшках на столбах. Этот же обычай (памятные столбы) фиксируется, по заявлению исследователя лопинского кургана, и в Ладоге. Этнография фиксирует такие памятные столбы у старообрядцев русского севера.

Реконструировавшие погребальный обряд на Рюгене немецкие археологи сообщают и о том, что перед насыпанием холма, в процессе прощального обряда нередко были разжигаемы костры неподалёку от кургана. Возможно, с этим ритуалом связаны и найденные в курганной насыпи под Смоленском слой золы и обоженные камни ( авторы исследования интерпретируют его как остатки более древнего культурного слоя ).

Для наглядности можно привести пару примеров рюгенских курганов:



Курган 3/46. Отчётливо видны камни в основании и два камня побольше, скатившиеся со временем, при обвале вершины холма. Набор вложенных вещей довольно схож, стоит отметить необгоревшие кости, находившиеся в погребении.
"В основании холма 3/46 был найден кремационный прах женщины в возрасте и ребёнка, с немногочисленными остатками кремационного костра, оставленные в урне менкендорфского типа. Рядом лежал нож, набор мельнечных женовов, крышка черепа, человеческие длинные кости и, немного подальше, остатки проржавевшего ключа. Судя по вложеным вещам, речь идёт о захоронении престарелой женщины с ребёнком, возможно, с вложением остатков человеческого жертвоприношения. В верхней части насыпи находилось повторное погребение в урне типа Бобцин, наполненой кремационным прахом взрослых мужчины и женщины"



Курган 3/21. Примерно тоже самое, что и в прошлом кургане. У подножия кургана видны упавший сосуд с прахом и камень. Основание также было покрыто песком и содержало остатки кремационного костра.
Сравнительно большой холм 2/21 был тщательно подготовлен сносом старого гумусного слоя и очистительным огнём, а также посыпан слоем белого песка (таб. 10). В холмовой насыпи были найдены остатки кремационного костра и совсем немного праха, возможно, пренадлежащего ребёнку. Восточнее подножия холма, в окружающей его яме, компактно ( то есть изначально в сосуде из органического материала ) лежал «кремационный прах женщины...взрослого возраста...а также кремационный прах большого животного»( каталог, стр.173 ). Рядом находились изогнутые железные наконечники копий и другие железные фрагменты. Очевидно, кремационный прах был изначально поставлен на вершине в деревянном ящике, и упал вниз ещё в этом же ящике, до того как он был обнесён лесным гумусом. Наконечник копья говорит скорее в пользу мужского, чем женского, захоронения.


Обвалишийся курган 1/7. Интересен тем, что был насыпан на остатках кремационного костра. Камни были выложены как в основании в центре, так и по краям кургана.
Холм 1/7 выделяет его строение. Подножие холма окружала замкнутая каменная кладка, внутри которой находились остатки кремационного костра и праха. Большая часть праха и керамики фрезендорфского типа находилась в яме у восточного и северо-восточного подножия холма. Эта находка объясняется упавшим захоронением на вершине. Немногочисленные остатки кремационного праха среди остатков костра в основании холма соответствуют таковым из ямы у подножия насыпи и принадлежали взрослой женщине. Из этого можно сделать вывод, что после кремации на костре, прах был собран и поставлен на вершине насыпанного на остатках костра холма.

Объём статьи не позволяет привести здесь все многочисленные примеры. С описаниями и планами остальных курганов можно ознакомиться по приведённой выше ссылке.

Как видим, погребение под Смоленском полностью соответствует погребальным обычаям балтийских славян, в особенности обычаям распространённым на острове Рюген. Вложенные в курган вещи, так же вполне соответствуют вещам использовавшихся в то время балтийскими славянами.  Ввиду этих данных можно по новому взглянуть на то, кем были те «мобильные военно-торгвые дружины, передвигашиеся по коммуникациям восточной Европы», которые упоминает автор исследования. Ведь, хотя погребение и единичное, но обряд по которому был захоронен смоленский ювелир говорит о том, что и его спутники были знакомы с балтийско-славянским обычаем.

Погребение под Смоленском, таким образом, можно причислить к целому ряду других археологических и лингвистических доказательств прибывания балтийских славян в северо-западной Руси в раннее средневековье. В настоящее время считаются уже доказанными и контакты жителей именно Ральсвика на Рюгене с северо-западной Русью. Во время уже упомянутых выше археологических раскопок там, помимо прочего был найден и самый большой на Балтике клад серебрянных монет. Большинство из них было отчеканено в арабских и персидских землях и в средней Азии. Доказательством того, что монеты попали в Ральсвик именно через Русь, служит и найденный вместе с монетами браслет выполненный в пермском зверином стиле. Это же подтверждает и характерная для балтийских славян керамика, находимая в северо-западной Руси. Курган же под Смоленском лишний раз доказывает, что отношения между Русью и балтийскими славянами выходили далеко за пределы одной только торговли и заселении этих мест с юга Балтики. Очевидно, что военно-торговые дружины балтийских славян свободно перемещались по восточной Европе в раннее средневековье, что лишний раз говорит в пользу антинорманисткой теории призвания Руси.




  • 1
nap1000 респект за выполненное обещание, по-моему, получился роскошный пост!

Прошу сильно не пинать, но объясните плиз чайнику, имеющуюся чехарду Русь/славяне??? Почему то ж назывался у арабов Руян островом Руз... а теперь там славянские ладьи найдены... а некоторые источники утверждают что русы частенько словян воевали, порабощали и торговали ими...

Руяна и в некоторых европейских, в том числе русских, источниках называется как остров Руссия. А его жители кроме ругов руянов и ранов именуются также и русами и рутенами (так же как и наши русские).

Так собственно - жителей Рюгена и немцы примерно так и описывают - как самое сильное и воинственное племя славян, которое всех остальных славян подчинило себе, обложили данью, и без решения которого не принимается никакое решение. А также как самых сильных и отважных пиратов и разбойников на Балтике. Подобным же образом их описывает и византийский Иордан.

Как минимум один арабский автор чётко указывает, что русь - это славяне. Разновидность славян.

При этом, исходная этническая принадлежность руси с Балтики не известна - но она как минимум, была осень сильно перемешана со с балтийскими славянами. Хотя, видимо, имела и много других компонентов. И вообще - это был народ, сильно связанный с западом. Континентальные славяне Восточной Европы были довольно архаичными народами, и очень сильно отличались от балтийского народа руси - поэтому, они описываются несколько обособленно. Хотя новгородцы и псковици - видимо имели прямое родство с той русью. Но вятичи, поляне, радимичи, дреговичи, древляне и т.д. отличались сильно. В общем - вот так это был народ, который выделялся на фоне славян восточной Европы, но это не отменяет того, что сам он был очень тесно связан со славянами ещё на своей прародине!

И к тому же - арабы описывают, что русь торгует ас-сакалиба, но это далеко не всегда славяне. Это омонимичная пара, иногда этим словом описывают просто невольников - любых национальностей. Можете почитать вот эту мою статью по данной теме. Я подробно там постарался рассмотреть данный вопрос: http://lujicajazz.narod.ru/slavian_i_sklavus.html

Спасибо за подробный ответ) почитаю
Все это наталкивает на мысли о остатках кастового общества... есть племена работников и земледельцев, а есть племена жрецов и воинов...
И необязательно у них существовал антагонизм... это могло быть и субъективное представляемое хронистов...

Ну, как минимум, когда русь захватила власть на Днепре и в Новгороде - то так и было. Пока она не передала своё имя остальным.

руяне, очень храброе славянское племя, без решения которого, согласно обычаю, не предпринимаются никакие общественные постановления. Их боятся поскольку они находятся в тесных сношениях с богами
(С)

Совершенно верно!

Что, кстати, может являться намёком на то, что его пираты ещё чтили старую веру Рюгена...
(С)

Да и вообще, возможно что причина не "пиратство балтийских славян", а крещение/отказ от родных Богов "остальных славян"?

Ну так далеко я бы не стал копать - они пиратствовали и задолго до того, как славяне приняли крещение! Просто это были могучие и сильные племена! Которым остальные подчинялись, или которых сильно уважали. ;)

ИЕС! А шведам то мы вчерась наваляли!)))))))))

Да молоццы!

курган рюгенского ювелира под смоленском

Только один вопрос.. Ну почему подавляющее большинство антинорманистов напрочь забывает про Дунайскую Русь, Карпатскую Русь, Черноморскую Русь???..Новгородцев описывают как " мужей от рода варяжска", в документах X-XII веков, насколько я знаю, собственно Русская земля-это Поднепровье. Может быть русы и варяги/варанги/варины-это все же разные народы?. Пусть и родственные, и на самом деле имело место русская колонизация/переселение в Поднепровье и Северное Причерноморье,и варяжская в район Ладоги-Новгорода? Притом варяги шли( плыли ) с юга Балтики, а русы -с Дуная и Карпат?. Вроде и археология это подтверждает , к примеру сборник Древняя Русь и славяне М 1978 г,Великая Моравия и ее культурно-историческое наследие М 1985 г, Седов В.В. Древнерусская народность:историко-археологическое расследование М 1999 г. Кузьмин А.Г. к примеру, в своих трудах, прямо связывал полян с русами-дунайцами,Никитин А.Л, в общем-то тоже. Вообще я думаю,что мало используется данных по Центральной Европе.

Re: курган рюгенского ювелира под смоленском

Ну призвали не просто варягов. ПВЛ чётко говорит что призвали варягов-русь. Хотя и просто варягов тоже упоминает. Но русь в любом случае была призвана из-за моря. Хотя на тот момент она обитала и на Русской равнине уже тоже.

Днепровская Русь, судя по всему не является первоисточником руси. По крайней мере - если русь выходцы с Рюгена, известные также как руги - то нет.

Дунайская Русь (точнее, видимо, несколько разных областей там) также согласуется с выходцами с Южной Балтики - Ругиланд на Дунае, от которого видимо происходят анклавы руси на Данае, это, разумеется, их область. Эта же русь могла ходить в Чёрное море, в том числе знаменитый поход на Сурож Бравлина. При этом имя Бравлина - характерно для Западной Европы той поры - встречается у вест-готов, насколько помню (Браулинон). То есть это - не приднепровские жители. Явно выходцы откуда-то оттуда, где бытовали руги-русь. Эта же русь могла основывать какие-то фактории, анклавы по берегам Чёрного моря, и даже на Днепре. Ещё до призвания Рюрика с русью в Ладогу или Новгород.

Но источник руси - это, всё-таки, центральная и западная Европа. И её главная земля - это Южная Балтика.

Edited at 2015-10-18 06:40 am (UTC)

"С оригинальным текстом статьи о раскопках кургана из Лопино под Смоленском можно ознакомиться тут." - "Запрашиваемая Вами страница доступна только зарегистрированным пользователям!". Интересная тактика у археологов - выкладывать статьи так, что бы как можно меньше человек о них знали?

Раньше всем было доступно. Наверное - какие-то правила поменялись на сайте. Может и правда начинают прятать потихоньку.

Меньше инфы - проще объявлять о "типологическом тождестве" захоронений в Гнёздово и Бирке, а соответственно - проще объявить гнёздовские захоронения "скандинавскими", а Гнёздово - "скандинавским городом".

Это верно! Всегда легче что-то заявлять, если проверить невозможно! На этом норманисты в основном и играют, объявляя древнерусскую археологию скандинавской, хотя если сравнивать и разбираться - то обоснованность таких заявлений чрезвычайно сомнительна! Если не просто недопустима!

  • 1