swinow (swinow) wrote,
swinow
swinow

Лодка, как важнейший погребальный атрибут. Часть 3 (Украина, подробно).

В продолжение темы: Лодка как атрибут похорон и перехода в загробный мир у разных народов., Лодочные захоронения в Евразии, часть 2..



Лодочное захоронение на Южной Балтике, остров Узедом. Похожие примеры видим на Украине.


Читатель 000 поделился весьма интересной статьёй о лодочных захоронениях на Украине.

Оригинальное название: ПОХОВАННЯ НА ЧОВНАХ У ДАВНІХ СЛОВ`ЯН Шаповалов Г.І.
доктор історичних наук, професор директор Запорізького краєзнавчого музею.

Посмотреть саму статью можно, например, здесь. Я приведу её русский перевод.

Большинство из рассмотренных автором примеров относятся ко временам Древней Руси. Интересно, что он часто называет приведённые обычаи "славянскими". И даже пересказывая повествование Ибн Фадлана о похоронах знатного представителя руси - называет и её саму "славянами", и её обычаи - "славянскими". Здесь, конечно, следует уточнить: всё-таки, те купцы, с которыми Ибн Фадлан встретился на Волге - были не просто славянами, а именно русью, со всеми вытекающими последствиями. Вероятно, и многие из обнаруженных на Украине следов обычаев, похожих на описанный Ибн Фадланом (именуемых автором также "славянскими") - являются следами захоронений именно той самой руси. Хотя, это не исключает, что другая часть примеров - может относиться всё же к захоронениям именно местных славян. В любом случае - собранные и приведённые автором факты, безусловно - весьма и весьма интересны! Также, весьма примечательным и любопытным является то, что указанные обычаи практиковались на территории нынешней Украины вплоть до начала нового времени. Последний пример - 16-17 вв. Они оказались там весьма живучими! И практиковали их там, судя по всему - разные народы: и русь, и кочевники, и вероятно, местные славяне тоже.

Обратите при этом внимание, насколько некоторые примеры, близки к обнаруженным на Южной Балтике, в том числе на Рюгене!



Захоронения в лодке у древних славян.

Шаповалов Г.И. доктор исторических наук, профессор директор Запорожского краеведческого музея.


Шаповалов Г.И. Погребения на лодках у древних славян.
В статье рассказывается о древнеславянском обряде захоронения на
лодках. Приводятся данные археологических раскопок на территории
Украины, средневековые письменные источники, элементы фольклора,
свидетельствующие о наличии такого обряда.

Ключевые слова: давние славяне, лодки, захоронения.

Shapovalov G.I. The burials on boats at ancient Slavs.
In the article is told about the ancient-Slavonic ceremony of burial place on
boats. Data of archaeological excavations on territories of Ukraine, medieval writing
sources, elements of folk-lore, testifying to the presence of such ceremony, are
pointed.

Keywords: old Slavs, boats, burial places


На территории Украины захоронения в судах, вероятно, славянского времени впервые были обнаружены в прошлом веке.


На них обращал внимание в своей известной работе Д.О.Анучин. Он описал исследования таких памятников А.А.Бобринським в Киевской губернии близ г. Смелы. Во время раскопок курганов Бобринский записал в отчете, что "деревянные склепы в могилах часто представляются, при обнаружении их в виде больших ваганов или больших лодок". Во время раскопок в другом кургане он отметил, что "покойники уложены в толстые выдолбленные стволы; сверху навалены деревья, часто огромных размеров, причем не отрублены даже ветви "[1, с.173-174].

И.А.Зарецький при раскопках курганов Харьковской губернии у слободы Рублёвка Богодуховского уезда исследовал захоронения, в котором "покойник был положен в нечто подобное узкой лодочке из бересты; челнок к голове и к ногам сужался, к ногам больше, и самое широкое место было напротив груди ... Сверху челнок тоже был покрыт берестой ". Кости в лодке, не сохранились, но из вещей были найдены две золотые серьги, стеклянные бусы, два бронзовых кольца, бронзовая пряжка [1, с.174].

В.О.Городцов, раскапывая курганы на Изюмщине, исследовал кочевнические захоронения в лодке, накрытых сверху другой лодкой. Есть также сведения о подобном захоронения в двух лодках, найденное возле Днепровского лимана [2].

Языческое захоронение Х-ХI вв. в лодке было открыто в 1956 г. в кургане №9 большого славянского могильника в с. Шестовица в 18 км. ниже Чернигова по Десне. Здесь, среди остатков трупосожжения, было найдено 11 целых и несколько обломков железных лодочных заклепок длиной 4,5-6 см. Подобные заклепки из курганов Гнездовского, Михайловского, Тимеревского и других могильников является главным доказательством того, что захоронения совершались в судах. К сожалению, основное захоронение в кургане № 9 Шестовицкого могильника было сильно разрушено более поздним впускным захоронением и материальные свидетельства обряда сохранились не полностью [3, с.117-118, 191].

В 1976 г. Археологической экспедицией Киевского университета им. Т.Г.Шевченко исследовано сожжение-захоронение в лодке в г. Белгороде Киевском. Там была раскопана большая овальная яма костра, заполненная темной жирной почвой с пеплом, угольками, костями животных и множеством мелких фрагментов растений, с кусками железных шлаков и вещей: ножей, гвоздей, украшений. Тщательное исследование ямы позволило понять конструкцию погребального сооружения и особенности обряда. В материке обнаружен прямоугольный контур размером 4,70х2,25 м. Он состоял из двух частей: погребального сооружения (лодки, поставленной в яму) и ритуальной площадки. Последняя находилась на прямоугольном возвышении перед носом лодки. На ритуальной площадке обнаружены остатки поминальной пищи. Небольшая выдолбленная из дерева лодка была установлена в яме, которую заранее заполнили деревом для погребального костра. В яме лодку с покойником уравновесили с помощью специальных стенок-подпорок, сделанных из сырых глиняных вальков. Устроенных под носом и кормой лодки, они поддерживали её над огнем и способствовали лучшей тяге воздуха для горения костра. Сверху лодку с покойником перекрыли деревянным настилом из перекрещенных жердей. Во время исследования заполнения лодки найдено много сожженных костей - как человеческих, так и животных, а также керамики Х в. Найдены также железная шейная гривна, рыболовный крючок, возможно, остатки меча, серебряное височное кольцо, бронзовая скоба [4, с.108-109]. На глиняных валька, которыми были обложены нос и корма захоронения лодки, сохранилась форма сожженного судна. Случайно не сгорела, а только обуглилась часть борта, что позволило восстановить внешний вид этой лодки Х ст. Она была относительно небольших размеров: при длине до 2,5 м и ширине в 1,1 м лодка имела глубину до 0,7 м. У неё были толстостенный корпус и четко выявлены нос и корма. Уникальность упомянутого трупосожжения в судне заключается в его хорошей сохранности. Благодаря установленным под лодку сыро-глиняным валькам, сохранились части лодки, то есть информация о важнейшем этапе погребального обряда. Нет сомнения в том, что подобные подставки и подпорки под погребальные судна делались также из дерева, или вообще не делались. Для захоронений использовались также лодки, изготовленные без применения железных заклепок и других деталей.

В том же Гнёздовском могильнике, в кургане №23, костер имел явно ладьевидную форму размером 11х8 м и ориентацию по линии восток-запад (что говорит о сожжении покойника в обрядовом судне), однако заклепок от лодки в нем не найдено [5, с. 137-138]. Это объясняется только тем, что в захоронении было поставлено судно-моноксил то есть выдолбленное из единого ствола дерева. В корабельной археологии Украины известны подобные суда ХV-XVII вв., Изготовленные только из дерева. Они очень большие и в длину достигают 18 м [6].

Долблёные лодки, также изготовленные только из одного дерева, были распространены на всей территории Украины, что хорошо известно из этнографических источников [7; 8]. Когда в погребальном обряде использовали именно такое судно, а в качестве подпорок тоже использовали дерево, то в таком случае погребальный судно сгорало полностью, не оставляя никаких следов.

Исследуя подобные захоронения, археологи фиксируют уже другой обряд - просто захоронения с трупосожжениями, то есть без лодки. Подобных захоронений славянского времени на Украине изучено большое количество. Выше упомянутой экспедицией в Белгороде Киевском в 1975 г. было исследовано именно такое захоронение-трупосожжение Х в. дружинника с женщиной и лошадью [4, с.107-108]. Исследования подобных захоронений-трупосожжений позволили установить, что часто над умершими сооружали деревянный навес, шалаш или палатку.



Д.О.Анучин считал, что эти сооружения имитируют "соответствующую надстройку или могильную камеру на погребальной лодке" [1, с.173-174]. В следующем описании Ибн Фадланом славянского лодочного захоронение Х в. также находим специальный шатер, устроенный на корабле для покойника [9, с.144]. Возможно, подобные сооружения использовали в тех случаях, когда не было возможности использовать при погребении погребального судна, из за его отсутствия. Б. А. Рыбаков, который реконструировал одно из наиболее известных подобных захоронений в кургане Черная могила в Чернигове, назвал это сооружение "дом мертвых". Он считал, что в кургане был похоронен князь вместе с юношей-воином, возможно, близким родственником, и с женщиной-рабыней. Подобные захоронения-сжигание знатных дружинников с рабынями найдены также в другом черниговском кургане Гульбище и в уже упомянутом Шестовицком могильнике [10 с.253- 255]. Как видим, обряд трупосожжения в погребальном судне или в сооружении, имитирующем судовую похоронную надстройку, был распространен у славян Киевской Руси. Очень живописно и ярко описал этот обряд Ибн-Фадлан, в 922 г. он побывал в приволжском городе Булгар и стал свидетелем захоронения с сожжением на корабле богатого славянского купца. Он отметил в своем труде, что бедных людей славяне хоронили, сжигая в маленьких кораблях. Ибн-Фадлан пишет, что умершего сначала положили в могилу временно поставили возле него напиток, овощи и музыкальный инструмент, а сами занялись приготовлением покойнику одежды и всего остального необходимого, что длилось десять дней. Имущество его, по обычаю, поделили на три части: треть отдали родственникам, треть потратили на снаряжение захоронения одежды умершему, треть - на напиток, который пьют в день похорон. Спросили девушек, рабынь покойника, которая согласна быть похороненной вместе с хозяином. Одна девушка согласилась и её после того пристально стерегли, а она пила те дни и веселилась. В день похорон вытащили на берег корабль и установили его на подпорки, а вокруг поставили человекообразных идолов. На корабле установили скамью, застелили коврами, греческим шелком и выложили шелковыми подушками, а сверху над ней сделали палатку. Покойника одели богато: в шелковую куртку с золотыми пуговицами, на голову соболиную шапку с золотым верхом и посадили в палатке на корабле на скамью, обложив подушками. У него поставили напиток, овощи, ароматные растения и оружие. Вскрыли собаку и куски ее положили также круг покойника. То же сделали с двумя лошадьми, погоняв их перед этим, а также с двумя коровами, петухом и курицей. Затем пришла очередь к девушке. Её поднимали трижды к чему подобного ворот и она видела там в экстазе покойников - своих родителей и свойственников, и своего хозяина. "Ведите меня к нему" - говорила она. Тогда её привели к погребальному кораблю и она раздала свои украшения служанкам. При этом она с рюмкой в ​​руках пела, прощалась с миром. Затем её завели в палатку и там задушили и еще закололи ножом. Между тем под кораблем составили дерево. Старший родственник покойного зажёг то дерево и все остальные начали за ним тоже бросать зажжённые головешки под корабль. Через час сгорело всё: и корабль, и то, что было в нём, и всё, что было рядом. Тогда на месте сожжения насыпали могилу, а в центре её установили деревянный столб с надписью имени покойника [9, с.143-145].

Интересным памятником, который свидетельствует о важности роли судна в духовной жизни славян, является курган Галичина могила в с. Клирос Галицкого района Ивано-Франковской обл. В 1991-1992 гг. Раскопки этого кургана провела Надднестрянская археологическая экспедиция Института археологии НАН Украины и Ивано-Франковского краеведческого музея. В ходе раскопок под центром насыпи кургана обнаружены кенотаф-захоронения без похороненного. Во время его сооружения на поверхности земли была вырыта неглубокая яма, в которой сожгли костёр. Затем в яму захоронения поставили лодку с предметами, которые принадлежали тому, в честь кого строился кенотаф. Сверху был насыпан курган высотой, предположительно, до 9 м. При исследовании захоронения в носовой части лодки найден комплект вооружения воина, датированный Х-ХI вв. Центральное место в нём занимает щит, покрытый золотой фольгой. Между щитом и правым бортом судна найдены дротик и две стрелы от лука, кинжал, наконечники; дротики и стрелы лежали острием на восток. В носовой части находилась железная секира, найденная в положении, которое указывает на то, что она ударом была врублена в борт лодки. Хорошо сохранились остатки деревянного черенка топора. В таком же положении относительно корпуса лодки, в центральной части ближе к корме, найдено железное тесло. Рабочее положение и назначение этих инструментов указывают с большой вероятностью на то, что ими и была изготовлена найденная в кургане лодка, предназначенная специально для этого захоронения. В этой же части судна, но ближе к правому борту, найдена железная деталь с двумя кольцами. Прикрепленная к корпусу лодки двумя парами стержней, она служила для её привязки [11 с.6,8-10]. Поставленная в погребальную яму лодка с вооружением и инструментами была вся покрыта тканью, остатки которой сохранились. Никакого следа трупосожжения, или трупоположения во время раскопок не обнаружили. Погребальный корабль, найденный в Галичине могиле, изготовленный из ствола дерева, очевидно, традиционным способом - с помощью выжигания огнем и выдалбливания найденными в ней же теслом и топором. Длина его составляет 3,5 м, ширина в кормовой части - 1,4 м, а глубина достигает 0,4 м. Корпус лодки от кормы к носу заметно сужается: естественная форма ствола дерева, выбранного для изготовления судна-моноксила, имеет более широкую нижнюю, прикорневую часть. Носовая часть имеет овально-заостренную форму, а корма плавно закругленная. Дно лодки, закругленные борта, слегка отогнутые наружу. В 20 см от кормы внутри лодки сохранились следы от поперечной доски шириной 40 см, которая лежала, очевидно, прямо на бортах. Она предназначалась для сидения на ней при гребле. Остатки самого весла обнаружены за кормой моноксилы.


Следы обряда погребения в судне во времена Киевской Руси находим в летописном сюжете 945. О мести княгини Ольги древлянам за смерть мужа. Известно, что Ольга велела с уважением нести древлянских послов в их же лодке в княжеский двор. Там послов вместе с лодкой бросили в ранее подготовленную большую и глубокую яму и похоронили заживо [12 с.254].

С судном связан и обряд погребения князя Глеба, описанный в "Сказании о Борисе и Глебе", датированный началом XI в. На трех миниатюрах, выполненных позднее XIV в. и иллюстрирующих языческое захоронение князя Глеба и перезахоронение его по христианскому обряду в храме Вышгорода, он изображен "... в лесу между двумя колодами под насадом ..." [13, с.96-97, рис. 135, 141]. На миниатюрах видно, что тело убитого князя положено между двумя грубо обработанными стволами деревьев. На первой из трех миниатюр семь воинов дружинников накрывают князя сверху лодкой (насадом), перевернутой вверх дном.

Традиция захоронений в судах, между ними или под ними прослеживается в устройстве славянских погребальных саркофагов XI в., Исследованных в 1983-1984 гг. на Подоле в Киеве. Изготовленные из тонких дубовых досок, такие саркофаги сверху перекрывались крышкой имитировавшей лодку. Для этого крышка, которая, как и лодка, выдалбливалась из липы, имела специально закругленные нос и корму. Этой имитацией судна, перевернутого вверх дном, и накрывали покойника. Внешние стенки саркофага декорировались языческими символами солнца и солнечной лодки, сочетающие в себе различные композиции из кругов и полукружия [14 с.131, 134-136].

Славяне использовали во время захоронений и ладьевидные гробы, выдолбленные, как и лодки, из ствола дерева. Видимо, таким был гроб в женском захоронении №6 славянского Белгородского могильника ХI-ХII вв. [5, с.107].

Использование гробов ладьевидной формы сохранялось на Украине на протяжении многих веков. Ладьевидными погребальными бревнами пользовались с Х в. и соседи славян - половцы [15 с.130].
Довольно много таких захоронений открыто в долинах рек Самара и Орель [16 с.60-70].

Одно из них изучено в 1975 г. в среднем течении Орели у с. Ново-Подкряж. Захоронение, датированное ХIV-XV вв., было сделано здесь в выдолбленной из дуба колоде длиной 2,4 м и шириной 0,6 м. Сверху эту колоду перекрывала также выдолбленная из дерева крышка "корытовидной" формы. Хорошо сохранилась одежда погребенного, которого сопровождал богатый инвентарь: сабля, лук, колчан со стрелами, огниво и многое другое. Могильная яма прямоугольной-вытянутой формы имела перекрытия из деревянных плах над похоронным бревном. В заполнении могилы на различных уровнях встречались угли [17 с.90].

Следы костра в виде углей или обожженные деревянные конструкции в подобных захоронениях свидетельствуют о том, что культ Огня-Солнца продолжал играть важную роль в погребальном обряде.

На территории Софийского собора в Киеве было исследовано семь славянских захоронений в ладьевидных деревянных колодах, датированных ХVI-ХVII в. [18 с.245]. Очевидно, традиция подобных захоронений сохранялась на Украине достаточно долго. Д.И.Яворницкий, описывая древности Олешковской Сечи со слов старожилов, вспоминает о находке на её территории пятнадцати захоронений. Гробы в них имели сходство "с лодками, срезанными в носовой части" [19, с.134].

В 1995 погребение в долблённой лодке, датированное ХV-ХVII вв., найдено в кургане № 161 при исследовании могильника Мамай-гора на левом берегу Каховского моря в Запорожской области. Умерший был положен в лодке на спину ногами к носу и головой к корме. Сохранились остатки верхней одежды темно-коричневого и обувь малинового цветов. Погребальная лодка лежала в могиле носовой, более заостренной частью на восток, к Солнцу. Она имела небольшие размеры: в длину - до 2 м, в ширину - до 80 см. Верхние части бортов, которые сохранились до толщины 0,5-0,7 см, были хорошо просмолены. Около середины правого борта, в его верхней части, найден вертикально закрепленный железный стержень длиной 8 см. Это остатки некогда вбитого в борт кочетка - устройства для крепления весла. В захоронении также найдены весла. Одно из них было возложено на лодку сверху, а второе - под лодкой [20 с.6- 7, рис.7].

Еще недавно во многих местах Украины гроб для мертвеца выдалбливали из ствола дерева, расколотого надвое, как для лодки-долбленки. Такой гроб в народе называлась "деревище" [21, с.257].

Важность роли судна в погребальном обряде славян до сих пор сохраняется в народной памяти в специальных языковых оборотах, используемых для выражения смысла слова "умирать". Эти обороты содержат в себе исторические названия судов, которые бытовали у славян - "дуб" и "Кокора". Украинцы до сих пор говорят "дати дуба", белорусы - "глядец в дуб", а русские - "отойти в кокору» [22, c.153].


Русские "дать дуба", кстати тоже говорят, удивительно, если автору это не известно (комментарий Swinow).

Литература
1. Анучин Д.А. Сани, ладья и кони как принадлежность похоронного
обряда // Древности: Труды Императорского Московского археологического
общества. - М.: Тип. и Словолитня Гербека, 1890. - Т.14. - С. 152-184.
2. Городцов В.А. Результаты археологических исследований в Изюмском
уезде Харьковской губернии 1901 года // Труды двенадцатого археологического
съезда в Харькове 1902 г. - М.: Тов-во типогр. А.И.Мамонтова, 1905. - Т.I. - С.
174-225.
3. Бліфельд Д.І. Давньоруські пам`ятки Шестовиці. - К.: Наук. думка, 1977.
- 235 с.
4. Мезенцева Г.Г., Прилипко Я.П. Давньоруський могильник Бєлгорода
Київського : Дослідження 1974-1976 рр. // Археологія. - К., 1980. - Вип. 35. -
С.98-110.
5. Булкин В.А. Большие курганы Гнездовского могильника //
Скандинавский сборник. - Таллин: Ээсти раамат, 1975. - Т.ХХ. - С.134-145.
6. Шаповалов Г.И. О находках судов XV-XVII веков на Украине // Тезисы
научн. докл. и сообщ. Всесоюз. семинара "Международные связи в
средневековой Европе". - Запорожье, 1991. - С.16-18.
7. Онищук А. Виріб човна в с.Старесіллє, Остерського повіту на
Чернігівщині // Матеріали до етнології й антропології. - Львів: Видання
етнографічної комісії НТШ, 1929. - Т. ХХІ-ХХII.- Ч. І. - С.7-24.
8. Шаповалов Г.І. Вироблення човнів на Полтавщині на річках Ворскла та
Орель // Судова археологія та підводні дослідження. - Запоріжжя, 1993. - С.59-
62.
9. Ковалевский А.П. Книга Ахмеда Ибн-Фадлана о его путешествии на
Волгу в 921-922 гг. - Харьков: Изд-во Харьков. ун-та. - 1956. - 346 с.
10. Седов В.В. Археология СССР: Восточные славяне в VІ-ХIII в.в. - М.:
Наука, 1982. - 327 с.
11. Баран В.Д., Томенчук Б.П. Звіт про охоронні археологічні дослідження
в с.Крилос Галицького району, в урочищі Качків-Галичина могила // НА ИА
НАН Украины. - 1992/98.
12. Повесть временных лет. - М. - Л.: Изд-во АН СССР, 1950. - 406 с.
13. Сказание о Борисе и Глебе. - М.: Книга, 1985. - 168 с.
14. Сагайдак М.А. О конструкциях погребальных комплексов Киевщины и
Черниговщины ІХ-ХІ в.в. // Чернигов и его округа в ІХ-ХIII в.в. - К.: Наук.
думка, 1988. - С. 127-135.
15. Федоров-Давыдов Г.А. Кочевники Восточной Европы под властью
золотоордынских ханов. - М.: Изд-во МГУ, 1966. - 273 с.
16. Эварницкий Д.И. Раскопки курганов в пределах Екатеринославской
губернии // Труды XIII Археологического сьезда в г.Екатеринославе. - М., 1907.
- Т.I. - С. 60-70.
17. Шалобудов В.Н., Кудрявцева И.В. Кочевнические погребения Среднего
Приорелья // Курганы Степного Поднепровья. - Днепропетровск, 1980. - С.90-
97.
18. Каргер М.К. Археологические исследования древнего Киева. - К.: Изд-
во АН УССР, 1951. - 250 с.
19. Яворницький Д.І. Історія запорозьких козаків: В 3 т. Т.1. - К.: Наук.
думка, 1990. - 577 с.
20. Андрух С.И., Тощев Г.Н., Ельников М.В. Отчет об охранных
исследованиях в Каменско-Днепровском районе Запорожской области в 1995 г.
// Научный архив ЗКМ. - Д. № 2982.
21. Огієнко І.І. Дохристиянські вірування українського народу: Історично-
релігійна монографія. - К.: Обереги, 1994. - 424 с.
22. Велецкая Н.Н. Языковая символика славянских архаических ритуалов.
- М.: Наука, 1978. - 239 с.

Tags: Русь, артефакты, обычаи, славянские следы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments